19:00 

Сказочка про отпуск. Постфикс к "Разговорам за кофе"

Хильдико_Вильнюс
Кошке приятно доброе слово, идеальной - Благая Весть (с)
Они все же съездили во Вращенцы – в ближайшие выходные.

...Город был расположен в устье большой реки, на множестве островов – больших, изрезанных каналами и протоками, через которые были переброшены изящные мостики;
поменьше, с парой-тройкой домиков или небольшой усадьбой, утопающей в зелени; и совсем крохотных – на некоторых умещался всего один дом, связанный с другими берегами парой канатов или узким узорчатым мостиком, несколько деревьев или небольшая изящная башенка. Хорошо, наверное, жить в такой, – думал Элрик. – Башня, книги, от людей отделяет текущая вода, воздух полнится криками чаек, вдали виднеются корабли, на крыше можно держать дракона, если тот согласится. А мостик не опускать, если нет желания никого видеть – здесь, похоже, многие так делают. Или вообще по канату спускаться в лодку и подниматься наверх.

Мостов было множество – больших (на некоторых даже стояли дома!), средних и совсем маленьких, соединявших берега ручья, через который и перепрыгнуть-то не трудно. Каменные, деревянные, веревочные, высокие, выгибающие спину, как потягивающиеся коты, плоские, украшенные резьбой, цветами и даже скульптурами, узенькие, состоявшие, казалось, из пары досочек... А то и вовсе камни, по которым можно было перейти речку, не замочив ног. Многочисленные канаты – с узлами, перекладинами...


Большинство домов были небольшими, в два-три этажа. Зато с балкончиками, эркерами, разноцветными навесами, мансардами, галереями и переходами, соединявшми два дома, мостами-лесенками, ведущими со второго этажа одного дома на третий другого... Верхние этажи нависали над водой, а в некоторых домах даже были специальные окна, чтобы смотреть в воду, и люки, чтобы спускаться прямо в лодку. Были дома, похожие на небольшие замки, маленькие домики на деревьях и в деревьях, дома на сваях, всевозможные башенки, соединенные мостами и переходами где-то в небесах... Дома-лодки, шатры, раскинутые на полянах, какие-то странные конструкции, тоже оказавшиеся домами... Некоторые украшены флагами, разноцветными гирляндами, непонятными гербами – если только это гербы... На крышах красовались вертушки, флюгера – драконы, диковинные звери, птицы, кораблики с парусами из цветного стекла... На некоторых – даже птичьи гнезда на специальных подставках, и площадки, с которых наблюдают звезды. В небе парили птицы, крылатые кошки, воздушные змеи, бумажные самолетики, огромные летающие шары, дирижабли, драконы, непонятные сооружения из палочек и ткани, какие-то странные штуковины, отдаленно напоминающие крылья...
Словом, жилища горожан были очень разными, но во всем этом ощущалась какая-то странная гармония, город был красив своей, непривычной Элрику красотой – и чувствовалось, что жители очень любят и берегут его.

Жители тоже были очень разными – всевозможные люди, эльфы, зверолюди, разнообразные волшебные существа, загадочные создания непонятной породы... У некоторых были крылья, хвосты, рога, другие были похожи, например, на улиток или вообще непонятно на кого. Но все они дружелюбно беседовали, раскланивались при встрече, каждый занимался своим делом, никто ни на кого не нападал.

Еще там было множество лестниц – веревочных и простых, сбегавших с невысоких холмов; множество канатов, даже канатная дорога где-то в вышине, в кронах огромных деревьев, среди фонариков, гнезд и эльфийских домиков – ну, то есть это Элрик решил, что эльфийских, на самом деле мало ли кто там мог жить. Может, даже белочки – хотя при мысли о встрече с такой белочкой великому герою делалось не по себе. Это практически уже древесный песец получается...
Были там сады и парки, маленькие озера и пруды, аллеи под густыми деревьями, карусели, магазинчики всевозможных товаров... В одном таком продавались старинные книги, карты, атласы и всякие заморские диковины – Элрик с Заринией провели в нем почти весь день. Зашли на минуточку, только взглянуть – и просидели, забыв про завтрак и обед, до того самого часа, когда над городом начали сгущаться сумерки, а хозяин сказал, что закрывается.
Потом они зашли в лавочку, где продавалась разнообразная выпечка – булочки, плюшки, пирожные, пончики с кремом и без. И, конечно, кофе, потому что как же плюшки – и без кофе! Тут же неподалеку продавали зонты – от дождя, солнца, от всяческих бед и несчастий; летающие зонты, воздушные змеи всевозможных форм, видов и размеров, разноцветные зонты с картинками, зонты со стихами, которые могут случайно или намеренно занести своего хозяина в какую-нибудь другую сказку, волшебные ширмы с картинами... А по соседству – всевозможные качели, веревки и канаты. Оказывается, они тоже бывают разные, одни для зимы, другие для дождя, на третьих растут цветы, четвертые украшены блестками и стразами, пятые, если долго на них качаться, могут сбросить в воду или перенести в иное измерение...

Потом была площадь, на которой выступал кукольный театр – куклы были как живые, а декорации словно бы раскрывались сами собой, лесная поляна оборачивалась сказочным дворцом, пещера дракона – подводным царством. И все это было выполнено невероятно тщательно, с мелкими деталями, как будто эльфья работа.
В представлении Элрика эльфы были надменными, гордыми и мрачными существами. Такие вряд ли станут они заниматься подобной ерундой на потеху толпе, – подумал он. И думал так примерно полчаса, пока не увидел тех же артистов, обедающих в небольшом уличном кафе. Среди них действительно был эльф – невысокий, темноглазый, с небольшим шрамом на скуле.
Он сидел за угловым столиком в компании пары выдр и, видимо, в ожидании заказа, рассеянно чертил что-то на бумажной салфетке, вертел ее так и этак, складывал под хитрыми углами. Потом взял ножницы – и через несколько мгновений на столе стоял сказочный город с башенками, мостами, флюгерами, домиками – объемная картинка с множеством мелких деталей – к великому восторгу товарищей: тех же выдр, двух гномов, человеческой девы с длинным хвостом, трех юношей с неправильными чертами и какой-то крылатой твари. Хотя они, по идее, должны были видеть это не раз и не два. Даже небольшой дракон и кот, спорившие из-за чашки кофе за соседним столиком, замерли в восхищении.
Оказывается, здесь есть поверье, что если заказать отдельную чашку для мелких городских фаэри, это обязательно принесет удачу, а то и счастье. Ну, что-нибудь точно принесет.
Элрик заказал три. "Главное – не забыть ватрушку", – наставительно говорил дракончик размером с небольшую кошку. Зариния смотрела на зверушек с умилением, а Элрик подумал, что эльф, так ловко вырезавший бумажные фигурки, чем-то похож на его знакомца Аргайля, тоже эльфа из свиты князя-некроманта по прозвищу Котик. Хотя этот, вроде, здоров... Сидит, ест рыбу с фруктами, пьет вино, смеется с товарищами, на вилке наколота маслина, глаза улыбаются... Но что-то в нем такое есть, трудноуловимое – или показалось?
А впрочем, кот его поймет. По Аргайлю тоже на первый взгляд не скажешь.
Картинкой эльф, кстати, оказался не слишком доволен, и ее утащила одна из выдр. Дракончик грустно вздохнул – не успел... Элрик сдержался – все-таки он великий герой.

Над городом уже загорались первые звездочки, похожие на разноцветные леденцы, когда из окошка третьего этажа высунулась драконья матушка и позвала детей обедать.
Элрика с женой тоже позвали в гости – и они с изумлением наблюдали, как маленькие дракончики, пара котят и странного вида фаэри сидят на подушках за низким столиком, тихонько фыркают, перемигиваются и очень стараются вести себя прилично. Потом мама-дракониха сварила кофе на сливках и попросила Элрика рассказать какую-нибудь историю из героического прошлого. Оказывается, ее супруг, папа всей этой компании, тоже в молодости был героем. Правда, не в библиотеке, а в каких-то горах на границе с пустыней. Сражался со злыми рыцарями, защищал свой народ, добывал сокровища... Потом женился на прекрасной сказительнице и перебрался в город. Да и злобные рыцари в округе перевелись, а оставшиеся почти не опасны... Сейчас геройствует редко, посвящая почти все время изготовлению волшебных витражей, светящихся камней и стеклянных картинок-телепортов.
Больше всего малышам почему-то понравился рассказ об огромной волшебной библиотеке. А когда он рассказал несколько баек из своих трудовых будней, дети буквально засыпали его вопросами, а один из них, застенчиво подобрав хвостик, поинтересовался, не нужен ли им помощник и сможет ли он, когда он вырастет...

Потом они шли по ночному городу, любовались фонариками, слушали музыку, игравшую в ночных кафе, пили вино, танцевали на площади, целовались под фонарями. "Как школьники", – думали прохожие, умиляясь. Откуда им было знать, что в свои школьные годы Элрик вызывал демонов, изучал некромантию, периодически кого-нибудь пытал, если повезет (А если не повезет, то наоборот...), сдавал обязательные экзамены по Всевозможным Непотребствам и получал по ушам за то, что проспал оргию.


На следующий день Элрик и Зариния прокатились в большом двухэтажном автобусе – на дверях красовалась надпись рунической вязью, гласившая, что пассажирам запрещено пускать в ход оружие и магию, а кормить водителя можно только в обеденное время и только если у него с собой термос с чаем или кофе. Тут же была стойка для мечей, посохов, волшебных палочек, зонтов, сковородок и прочего. А на втором этаже стояли специальные зонтики, защищающие пассажиров от солнца или дождя. За те дни, что они были в городе, дождь шел трижды. Один раз из рыбы в панировке – ее потом жарили прямо на улицах, под вино и песни. Второй раз из плюшевых игрушек – Зариния поймала себе ежа размером чуть больше ногтя и была счастлива. В третий раз с неба падали разноцветные носки всевозможных форм и размеров, но среди них, как сказали Элрику, невозможно было отыскать двух одинаковых, это было связано с проклятием какого-то мага. Впрочем, жители были рады носкам – со смехом ловили их, надевали на ноги, на руки, на лапы, носы, рога, хвосты и прочие места – у кого что было и кому как нравилось; менялись ими, клали в них покупки, вывешивали за окно, ожидая подарков...
...Герой получил музыкальную открытку (которую тут же разобрал, а потом весь вечер колдовал над ней, пытаясь выяснить, как она играет и почему такую гадость), карандаш в виде медвежонка, пачку мятных сигарет и набор крошечных шоколадок с солью, хреном, перцем и горчицей и другими начинками. А его жена – бутылку темного пива с карамелью, коробку цветных мелков и набор деталек, из которого, теоретически, можно было собрать дирижабль.
Наверное.
Ну или что-нибудь еще.

Элрик даже пожалел, что сами они никому ничего не подарили – но его заверили, что дожди из носков здесь довольно частое явление.


...На верхнем этаже автобуса сидела очень элегантная дама с ветвистыми рогами, в роскошном длинном платье с оборками и кружевами, но босиком; несколько ведьм в остроконечных шляпах с всевозможными фруктами и подвесками; толстый тролль с лисой на шее – троллить в автобусе тоже было запрещено, поэтому он был печален и разгадывал кроссворд, а лиса то и дело пыталась достать вишенку с шляпы ближайшей ведьмы, пока та не заметила, и не укусила ее.
На заднем сиденье (Элрик с женой сидели напротив) расположились симпатичная зеленокожая дама с леопардом (леопард читал газету). Дама была очень красива и совершенно обнажена, так что Элрик невольно засмотрелся, впрочем, Зариния – тоже. Когда автобус останавливался на светофоре, дама нервно постукивала по сиденью хвостом, а на зеленой коже проступали бирюзовые полоски. Тогда леопард бросал на нее кроткий взгляд, клал лапу ей на колено, и его спутница расцветала, на миг покрываясь мелкими темно-красными розами.

На сиденьях по обе стороны прохода расположилась группа эльфов в мокрых плащах – они с горящими глазами обсуждали какую-то игру, причем один из них, невысокого роста и с косичками, поглядывал на героя с каким-то непонятным интересом. От эльфов вкусно пахло лесом, костром, приключением и еще чем-то, чему герой затруднялся подобрать название.

А на специальной площадке, огороженном заговоренной веревкой, в которую были вплетены серебряные колечки и веточки рябины – от особо опасной нечисти, сидел невнятный человечек с огромным аквариумом на коленях. Герой присмотрелся – вместо рыб в странной, словно подсвеченной воде, проплывали занятного вида люди, если только это были люди. Они что-то говорили, но очень тихо, точнее, герою показалось, что звук волшебным образом уменьшен до минимума – наверное, в соответствии с теми же правилами безопасности. Но человек смотрел в свой ящик как зачарованный, и Элрик даже немного забеспокоился – как потом оказалось, не зря.
Несколько раз автобус взлетал в воздух и кружил над городом, что-то мелодично мурлыкая себе под нос – здешние автобусы были в родстве с Котобусом и умели летать – на случай, пробок, ну или если захочется. Впрочем, пробки во Вращенцах случались очень редко, зато вид сверху открывался красивый...

Платой за проезд служили сухие листья – в городе жило столько волшебных существ, которые платили исключительно ими, что в конце концов листья стали принимать в качестве оплаты, сделав такие монеты, которые превращались в листики в руках фаэри, а попав в коробку кондуктора, снова становились деньгами.

После того, как Элрик с Заринией обошли несколько музеев, выпили кофе с мороженым, перцем и морковным соком ("я же извращенец, об этом даже в книжке написано!"), Зариния отправилась выставку оригами (онигири? икебаны? шибари?) – герой помнил, что какое-то из этих слов должно было обозначать еду, но не был уверен: вдруг это окажется что-нибудь другое, и ему придется несколько часов с умным видом рассматривать вышитые диванные подушечки, например, или крошечных фарфоровых собачек эпохи Кусь... Поэтому сказал, что он устал, так что на выставку Зариния отправилась одна, под охраной пары заклинаний и в компании новой приятельницы – той самой зеленой дамы. Леопард оказался крупным специалистом по этому самому трудновыговариваемому чему-то, а дама была при нем переводчицей и, как подозревал герой, не только.

И их даже ни разу не попытались похитить!

Вечером Зариния вернулась довольная, с кучей буклетиков, кульком пирожных и тремя пакетиками сахара из разных кафе.
А потом еще долго болтала с новой приятельницей по телефону. Этого великий герой не понимал – ему было странно; вроде ж и так полдня провели вместе!

За это время он успел трижды сварить и выпить кофе, слопать половину пирожных, потом еще половину оставшихся, просмотреть почти все буклетики и подумать, что шибари ему, кажется, даже могло бы и понравиться – или это было все-таки сашими?


...Сам Элрик, ожидая жену, заглянул в интернет-кафе – к счастью, по дороге в гостиницу он встретил давешних эльфов, которые и показали ему правильное интернет-кафе, где продавали пиво и даже держали котиков. А один из них, тот самый, невысокий, с косичками, очень доходчиво объяснил герою, как зарегистрироваться в фейсбуке, как им пользоваться и все прочее.
Хотя прочие остроухие недоумевали, зачем Элрику этот самый фейсбук, когда есть ЖЖ, дрим ("почти то же самое, но без глюков") , какой-то вконтакт и "дайрик, в конце концов".

И, конечно, он встретил там друзей, и выпил с ними пива тайком от жены – герой не знал, зачем, но ощущал в этом некий сакральный смысл.

Правда, жж он тоже завел – не для того, чтобы туда писать, а потому что ему нравились эти постоянные улучшения и обновления.
Ну, должны же они кому-нибудь нравиться.
И дайри – хотя сам не очень понял, зачем, но ему объяснили, что многие заводят дайри именно по этой причине.


А под вечер герою даже удалось поучаствовать в приключении. Местным дворникам – так здесь называли боевых магов, которые следят за тем, чтобы совсем уж странная и опасная нечисть, проникающая в город из соседних измерений, выдворялась обратно, не успев причинить особого вреда, пришлось ловить и обезвреживать того самого человека с загадочным аквариумом, а сам ящик опечатывать, накладывать защитные заклинания, а потом вывозить за город и уничтожать.

...Бедолага наслушался этого самого рыбьего пения, зачем-то открыл крышку своего аквариума и полез внутрь – или, может быть, его начала втягивать туда некая загадочная сила.
А из волшебного ящика полезли на белый свет странные, ни на что не похожие твари. Все бы ничего, во Вращенцах и без того водилось множество странных существ – но эти начали кусать прохожих за ноги, швыряться во все стороны заклинаниями и говорить гадости, не очень понятные, но обидные.
Самого человека еле-еле вытащили из ящика за ноги; он был изрядно пожеван, но цел и, кажется, даже не понял, что произошло. Его отпоили кофе и прочитали лекцию о важности соблюдении техники безопасности, особенно если имеешь дело с необычными артефактами – впрочем, он и сам, кажется, уже начал это понимать. Кроме того ему пришлось заплатить штраф и угостить пострадавших обедом после того, как им сделали прививки от бешенства и еще какой-то фигни. Впрочем, он не особо возражал – ему и самому было, кажется, неловко.


А Зариния, вернувшись в библиотеку, собрала-таки дирижабль из деталек. Раскрасила его цветными мелками, посадила туда крохотного ежика – и он даже полетел. А без ежа почему-то не летал, отказывался.

Дня три она радовалась – летает и на дракона похоже, потом отыскала в библиотеке несколько книг, прочла их, после чего взяла у мага мопед, поехала во Вращенцы и записалась там в кружок исторического воздухоплавания.


изображение

@темы: Библиотечные сказки, Мои рисунки, Мои тексты

URL
   

Домик для кошки

главная